Сессия

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » МЭО » Интеграционные процессы в странах СНГ: пути и направления
Интеграционные процессы в странах СНГ: пути и направления
PaveLДата: Четверг, 02.06.2011, 00:22 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 214
Статус: Offline
Характерной особенностью международного развития во второй половине XX века является то, что независимые государства объединяются в целостные региональные экономические общества. Исторически первым из них, последовательно создававшимся на протяжении послевоенных лет, был Европейский союз (ЕС). С 1 ноября 1993 г. страны Европейского союза[1] окончательно устранили разделявшие их границы, обеспечили свободу передвижения и проживания своих граждан на всей территории ЕС. Европейский союз в настоящее время расширился до пределов почти всей Западной Европы, и в обозримом будущем, вероятно, охватит практически всю Европу, исключая те бывшие республики Советского Союза, которые образуют сегодня Содружество независимых государств (СНГ).

До настоящего времени продолжает функционировать и Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), образованна еще в 1959г., однако в сегодня ее членами являются лишь Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария.

Успех интеграции в Западной Европе был подхвачен на американском континенте. В Северной Америке возникла региональная зона свободной торговли (НАФТА) в составе США, Канады и Мексики.

К 1994 г. окончательно оформилась организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АПЕК), предполагающая к 2020 г. образовать в одноименном регионе крупнейшую в мире “зону свободной торговли” без таможен и внутренних барьеров, ориентированную прежде всего на экономику США и Японии, а также и Китая.

Развиваются интеграционные процессы в Латинской Америке. В этом регионе образование таможенного союза и “зоны свободной торговли” реализуется пактом “МЕРКОСУР”, заключенным в 1991 г. между Аргентиной, Бразилией, Уругваем (впоследствии к ним присоединился Парагвай).

Начинается межгосударственная интеграция на Африканском континенте. В 1989 г. был образован Союз Арабского Магриба с участием Алжира, Ливии, Мавритании, Марокко и Туниса, предусматривающий широкомасштабное сотрудничество в рамках региональной организации. Ведется работа по созданию “Африканского общего рынка” с охватом гигантской территории всей Тропической Африки. К 2025 г. предполагается сформировать Африканское экономическое сообщество с общим парламентом и единой для континента валютой.

Свыше четверти века успешно действует Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которую входят наиболее развитые государства региона: Сингапур, Индонезия, Малайзия, Таиланд, Филиппины, а также султанат Бруней. Тяготение к интеграции ощущается и на другом конце Азии - на Среднем Востоке, где с 1981 г. активно функционирует Совет по сотрудничеству арабских государств Персидского залива, объединяющий Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман. В территориальной близости от них с 1992 г. проводится работа по созданию Организации экономического сотрудничества Центрально-азиатских государств (ЭКО), в которую войдут Иран, Пакистан, Турция, а также предполагается участие стран-участниц СНГ - Азербайджана, Казахстана, Кигризии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Целью ЭКО провозглашено формирование в будущем “Центральноазиатского общего рынка”.

Ряд государств СНГ входят также в созданную в 1992 г. Организацию Черноморского экономического сотрудничества, включающую помимо Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы, России и Украины также Албанию, Болгарию, Грецию (члена ЕС), Румынию и Турцию.

Начинают проявлять интерес к интеграционным процессам и в “постСЭВовской” Восточной Европе. Здесь с 1 марта 1993 г. вступило в силу Центральноевропейское соглашение о свободной торговле, объединяющее страны “Вышеградской четверки” - Венгрию, Польшу, Чехию и Словакию. Данное соглашение предусматривает постепенное взаимное снижение торговых пошлин.

Это говорит о том, что процесс интеграции охватывает все большее количество стран, государства оценивают перспективы и возможности, которые дает им участие в международных организациях[2]. В результате многие страны делают свой выбор в пользу участия в международной интеграции.

Что же представляет собой экономическая интеграция? Почему именно с ней отдельные страны связывают возможность эффективности национального производства? При выяснении сущности интеграции, видимо, целесообразно напомнить, что латинское слово интеграция в переводе на русский язык буквально означает объединение разрозненных частей в нечто общее, единое, целое. Это слово употребляется в разных сферах жизни — политике, биологии, математике и, конечно, в экономике. И всюду под интеграцией понимают, по существу, всякого рода объединения. Если говорить об интеграции в экономике, то здесь речь идет о дальнейшем развитии общественного характера международного производства, т.е. об объединении производственных и научных потенциалов нескольких стран не для решения отдельных каких-либо временных задач экономического или социального порядка, а для вывода стран на принципиально новые производственно-технические и социально-экономические рубежи, для поднятия их экономического сотрудничества на более высокий уровень развития. В результате курса стран на интеграцию должно произойти постепенное сближение их национальных хозяйств, совместное международное производство. Развитие же совместной производственной деятельности означает дальнейший рост международной региональной интернационализации производства. Если ранее она имела формальное значение, то теперь становится реальной. Исходя из того, что курс на интеграцию полагает развитие реального обобществления производства, можно дать и определение самой интеграции. Можно сказать, что “экономическая интеграция представляет собой реальное обобществление производства на международном уровне посредством сознательного регулирования правительствами участвующих в ней стран взаимного разделения труда и международной производственной кооперации. Такого рода обобществление находит свое выражение в повышении эффективности производства каждой страны до примерно усредненного уровня в масштабах регионального сообщества государств и в формировании оптимальной структуры их национальной экономики”[3].

Необходимость перехода некоторых стран к реальному этапу интернационализации производства, или к интеграции, была подготовлена всем ходом экономического развития. Дело в том, что формальная интернационализация производства не всегда достаточно эффективна, а между тем вопросы экономической выгоды при вступлении стран в процесс международного экономического сотрудничества являются решающими.

Курс на интеграцию был порожден рядом актуальных экономических проблем, которые не могли быть решены странами ни в одиночку, ни на основе старой системы международного разделения труда. Если же выделить наиболее важный фактор, побудивший некоторые страны объединять свои усилия, то следует сказать, что экономическая интеграция рассматривалась ими в качестве средства преодоления противоречия между необходимостью эффективного развития экономики каждой страны, участвовавшей во взаимном международном разделении труда, и ограниченными возможностями, которыми располагали отдельные страны региона для реализации этой неотложной экономической задачи.

Интегрирующиеся страны рассчитывают повысить эффективность функционирования национальных экономик за счет ряда факторов, возникающих в ходе развития регионального международного обобществления производства.

Во-первых, расширяется экономическое пространство, в пределах которого действуют хозяйствующие субъекты. Между предприятиями интегрирующихся стран усиливается конкурентная борьба, которая стимулирует их к активным поискам более совершенных технических средств и новых технологий, приводящих к повышению эффективности производства. Это касается всех стран-участников интеграции, но особенно стран с менее высоким уровнем развития. Более развитые страны, подключая своих соседей к интеграции, способствуют их быстрому экономическому росту и тем самым созданию там более емких рынков.

Во-вторых, региональные экономические объединения стран позволяют создать более стабильную и предсказуемую ситуацию для развития взаимной торговли по сравнению с традиционными двух или многосторонними переговорами, интересы участников которых очень отличаются друг от друга.

В-третьих, интеграционные блоки не только улучшают взаимную торговлю их участников, но и укрепляют их согласованную позицию в рамках торговых переговоров во Всемирной торговой организации. Выступления от лица блока более весомы и дают лучшие результаты в области международной торговой политики.

В-четвертых, интеграционные объединения, возникающие в современной мировой экономике, предоставляют возможность входящим в них странам использовать преимущества экономики масштаба. В частности, эти преимущества позволяют расширить масштабы рынка сбыта, поддержать местных производителей, особенна среди новых отраслей национальной промышленности, сократить межстрановые торговые издержки и извлечь другие торговые льготы на основе теории экономики масштаба. Кроме того, расширенное экономическое пространство создает лучшие условия для привлечения прямых иностранных инвестиций на рынки больших размеров, на которых есть смысл создавать самостоятельные производства.

В-пятых, нельзя умолчать и о том, что региональные интеграционные объединения формируют для их участников благоприятную внешнеполитическую среду. В самом деле, одной из важнейших задач всех существующих ныне интеграционных блоков является усиление сотрудничества их членов не только в экономической, но и в политической, военной, культурной и других неэкономических сферах. Для стран-соседей наличие добрых отношений, подкрепленных экономическими обязательствами, стало важнейшим политическим приоритетом. К примеру, западноевропейские страны, создавая интеграционную группировку, явно ставили перед собой именно эту цель.

Итак, развитие интеграционных процессов обусловлено стремлением стран-участниц повысить эффективность функционирования своих национальных экономик. Но оно реализуется не вдруг, а благодаря наличию определенных предпосылок. Наиболее заметными из них являются следующие[4]:

Во-первых, одинаковость или сходство уровней экономического развития интегрирующихся стран. Как правило, международная экономическая

интеграция возникает либо между промышленно развитыми странами, либо между развивающимися государствами. Более того, интеграционные процессы идут заметно активнее между государствами, находящимися на близком уровне экономического развития. Попытки интеграционных объединений между промышленно развитыми и развивающимися государствами, хотя и имеют место, но находятся на раннем этапе становления, который пока не позволяет сделать однозначных выводов о степени их эффективности. В этом случае из-за несовместимости экономических параметров государства обычно начинают с различного рода соглашений об ассоциации, специальном партнерстве, торговые преференциях и т.п. К примеру, преференциальные торговые соглашения могут подписываться на двусторонней основе либо между отдельными странами, либо между уже существующей интеграционной группировкой и отдельной страной или группой стран. В соответствии с ними страны предоставляют друг другу более благоприятный режим, чем третьим странам. Преференциальные соглашения, предусматривающие сохранение национальных таможенных тарифов каждой из подписавших их стран, должны рассматриваться даже не как начальный, а как подготовительный этап интеграционного процесса. Никаких межгосударственных органов для управления преференциальными соглашениями не создается. Следует сказать, что действие преференциальных соглашений, а также соглашений об ассоциации и специальном партнерстве продолжается до тех пор, пока в менее развитой стране не будут созданы экономические условия, сопоставимые по степени зрелости с условиями более развитых стран.

Во-вторых, территориальная близость интегрирующихся стран, наличие во многих случаях общей границы. Большинство интеграционных группировок мира начинались с нескольких соседних стран, расположенных в непосредственной географической близости и имеющих общие транспортные коммуникации. Затем к первоначальной группе стран подключались другие соседние государства.

В-третьих, предпосылкой возникновения новых интеграционных блоков является так называемый демонстрационный эффект:

Дело в том, что в странах, участвующих в международной экономической интеграции, обычно происходит ускорение темпов экономического роста, снижение инфляции, рост занятости и другие положительные экономические сдвиги, что оказывает определенное стимулирующее воздействие на другие страны. К примеру, демонстрационный эффект проявился наиболее ярко в желании некоторых восточноевропейских стран как можно скорее стать членами Европейского Союза, даже не имея для этого сколько-нибудь серьезных экономических предпосылок.

Международная экономическая интеграция не может быть стихийной. Жизнь убедительно показала, что для реального обобществления производства между любыми странами необходимо сознательно реализовать процесс развития международного регионального разделения труда и международной производственной кооперации, руководствуясь определенными экономическими ориентирами. Поэтому самая важная основополагающая особенность интеграционного этапа развития экономического сотрудничества заинтересованных стран состоит в том, что оно обязательно предполагает политическое решение сторон о переводе взаимного разделения труда на новый уровень и широкого развития Международной производственной кооперации. Без политических акций такой переход был бы невозможен. Переход международного регионального разделения труда на интеграционный этап обязательно предполагает сознательнее совместное регулирование правительствами заинтересованных стран многих внешнеэкономических акций и изменение национальных процессов воспроизводства в соответствии с этими акциями.

В проблеме экономической интеграции интерес представляет и вопрос об отношении объединяющихся стран к третьим странам. Любая международная экономическая интеграция задумывается именно как региональное обобществление производства. Тем не менее очень часто в экономической литературе и особенно в периодической печати утверждается, что эта интеграция не изолируется от третьих стран, не отгораживается от них непреодолимыми барьерами. Конечно, полной изоляции интегрирующихся партнеров от третьих стран не существует. Но все же обычные экономические связи нельзя отождествлять с интеграцией, так как у любой интеграции есть какая-то экономическая грань, отгораживающая ее участников от третьих стран. Принципиальная разница между участниками международной экономической интеграции и неинтегрирующимися, но сотрудничающими с ними государствами состоит в том, что первые ставят задачу повышения эффективности функционирующих предприятий до высокого уровня как на своей территории, так и во всем интегрирующемся содружестве, а вторые заботятся о своих индивидуальных интересах и не являются союзными или договорными партнерами по повышению эффективности во всей группе сотрудничающих государств. Аутсайдеры не берут на себя никаких обязательств по перестройке всей структуры своей экономики, по доведению до определенного условленного уровня затрат ресурсов и других экономических показателей, которые являются признаком интегрирующегося коллектива государств. Вот почему хотя объединяющиеся страны и не представляют изолированной организации, но, вступив на путь интеграции, они должны действовать обособленно в определенном смысле слова. Предполагается, что эти государства будут сотрудничать на основе не просто развития международного разделения труда и международной производственной кооперации, а развития этих кардинальных путей обобществления международного производства в направлении скорейшего повышения производительности труда, эффективности производства во всех странах сообщества. Изоляции от мира нет, но определенное экономическое обособление налицо.

Таким образом, интеграционные процессы приводят к развитию экономического регионализма, в результате которого отдельные группы стран создают для себя более благоприятные условия для торговли, для передвижения капиталов и рабочей силы, чем для всех других стран. Как это оценить с точки зрения развития международных экономических отношений? Несмотря на очевидные протекционистские черты, экономический регионализм не считается негативным фактором для развития мировой экономики, если группа интегрирующихся стран, упрощая взаимные экономические связи, не устанавливает менее благоприятные, чем до начала интеграции, условия для торговли с третьими государствами. Иными словами, экономический регионализм, либерализуя экономические связи между странами одной группы, не должен приводить к их усложнению со всеми остальными странами. До тех пор, пока регионализм не ухудшает условия для торговли с остальным миром, он считается положительным фактором развития мировой экономики.

Международная экономическая интеграция, или реальная интернационализация производства в региональном масштабе, в своем развитии проходит ряд ступеней[5]: зону свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономический союз и политический союз.

- зона свободной торговли, в условиях которой страны-участницы ограничиваются отменой таможенных барьеров во взаимной торговле,

- таможенный союз, обязательным условием которого являются отмена пошлин и количественных ограничений во взаимной торговле стран-участниц, установление единого таможенного тарифа, проведение совместной торговой политики по отношению к третьим государствам,

- общий рынок, при котором ликвидируются барьеры между государствами не только во взаимной торговле, но и для свободного перемещения услуг, капиталов и граждан,

- экономический союз, который означает образование единого рынка без границ и предполагает в дополнение ко всем вышеперечисленным интеграционным мероприятиям проведение государствами – участниками скоординированной единой макроэкономической политики и создание системы коллективного регулирования социально-экономических процессов, протекающих в регионе. Экономический союз формируется одновременно с валютным, предполагающим фиксацию валютных курсов и в перспективе введение единой денежной единицы,

- политический союз, подразумевающий проведение согласованной внешней политики, а также согласование действий в сфере безопасности, внутренних дел и юстиции.

У всех этих ступеней, или видов, интеграции есть общая характерная особенность — между странами, вступившими в тот или иной вид интеграции, устраняются определенные экономические барьеры. В результате в пределах интеграционного объединения складывается единое рыночное пространство, где развертывается свободная конкуренция и где под действием рыночных регуляторов (цен, процентов и т.д.) возникает более эффективная территориальная и отраслевая структура производства. Благодаря этому все страны выигрывают, так как повышается производительность труда и экономятся расходы на таможенный контроль

Формирование политических систем стран СНГ проходило и проходит до сих пор в более сложных условиях и не так безболезненно, как это представлялось ранее. И дело не в том, что их становление идет на фоне мало изменяющейся в лучшую сторону ситуации в экономике каждого из государств Содружества.

Хотя в 1991 г. все государства СНГ начали именно экономические реформы, политический фактор в них со временем стал приобретать важный, а зачастую и главенствующий характер.

Ни в одной из стран СНГ экономические реформы, начатые в начале 90-х гг., до сих пор не принесли желаемого результата. Объем ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства, уровень инвестиции и реальные доходы населения упали настолько, что перед некоторыми странами стоит задача выйти на уровень экономического развития 80-х гг[6].

Проблема становления политических систем, а по сути трансформации политической системы бывшего СССР в новые политические системы стран Содружества оказалась вне поля зрения политических элит, а ее обсуждение, как правило, носило поверхностный характер. Между тем по уровню сложности, многообразию подходов и путей решения она является одной из самых сложных.

Лишь теперь, спустя почти десятилетие после развала Советского Союза, становится очевидным тот факт, что рецепты решения сложнейших проблем, привносимые западными либералами и подхваченные российскими демократами, имели однобокий характер и освещали только экономическую сторону, оставляя в тени другие аспекты. Политический фактор, вопросы культурных и национальных традиций, социальная структура общества — эти и многие другие вопросы оказывались вне рассмотрения руководства всех стран СНГ.

В этой связи обстоятельства создания государств на постсоветском пространстве в странах Содружества представляет огромный теоретический и практический интерес. Отправной точкой в анализе может служить тот факт, что все страны СНГ возникли из бывших советских республик и что на становление их политических систем огромное влияние оказывают история и накопленный практический и теоретический опыт бывшего СССР.

Вопрос о точке отсчета начала “жизни” стран СНГ представляет собой не только теоретический интерес. В достаточно большой части публикаций проводится мысль о том, что страны Содружества смогли обрести независимость только с распадом советской империи, которая угнетала их на протяжении длительного времени. В доказательство приводятся “факты”, подтверждающие борьбу так называемых метрополий против центра и т. п. Однако такое представление развития исторических событий как раз и носит явно идеологический и политизированный характер и не отвечает действительности.

Из истории хорошо известно, что империи силой устанавливают свою власть над захваченными территориями и имеют метрополии и колонии, которые борются за свою независимость. Ничего подобного не существовало в республиках бывшего СССР. Из истории хорошо известно, что там не было никакой национально-освободительной борьбы, а народы жили в мире и согласии[7]

.

Кризис СССР, о котором так много говорится, начался не с окраин несуществующей империи, а поразил прежде всего ее центр. Это наглядно просматривалось и в позициях руководителей республик, особенно центральноазиатских, которые до последнего не хотели распада СССР. Причина кроется прежде всего в политике центральных властей, которые не смогли адекватно отреагировать на новые тенденции как в самом СССР, так и в мире.

Постановка вопроса о наличии таких характеристик, как колонии и метрополии, для СССР также неприемлема. Более правильно говорить о республиках-донорах (РСФСР, Белоруссия) и республиках-реципиентах (к которым относятся практически все остальные), получавшим дотации из центрального бюджета. Даже Украина, которая сегодня активно проводит курс на экономическую “независимость”, была всего лишь самодостаточна в экономическом отношении. Следовательно, СССР никогда не был империей в том виде, в котором его часто хотели бы и до сих пор хотят видеть. В этой связи предпочтительнее вести речь об СССР как о псевдоимперском образовании. Федеративные отношения, несмотря на то что СССР определялся как федерация, представляли собой смесь особых отношений между центром и периферией.

Конечно, неправомерно говорить о какой-то исключительности СССР, поскольку он все-таки имел некоторые признаки, присущие империи. Постсоветское пространство было многоэтническим. В государстве существовала единая и всеобъемлющая идеология.

История империй, как правило, не заканчивается на их разрушении и продолжается дальше — в виде мифов и эксплуатации ее отдельных исторических периодов. Это отчетливо видно на примере бывшего советского государства. Прошло уже почти 10 лет, как оно распалось, однако определенные политические силы продолжают использование уже прошедших событий, а миллионы людей постоянно сравнивают жизнь до и после существования СССР.

Особенно важным вхождение в состав СССР было для республик Закавказья и Центральной Азии. И хотя этот факт замалчивается, именно их участие в единой семье народов позволило им приобщиться к современным представлениям о государственности. Социалистическая демократия была для них шагом вперед. В итоге эти республики смогли и дальше развивать конституционное строительство и избирательное право, создавать промышленную базу, преодолеть безграмотность, развивать культуру. Все это сыграло положительную роль и дало им возможность в начале 90-х гг. создать собственные государственные институты.

Во властных структурах бывших республик преобладали представители коренных народов[8], а представителей русскоязычного населения в государственных и партийных органах республик было непропорционально мало. Высшее руководство республик формировалось из представителей коренной национальности. Борьба за власть, которая шла в республиках, была не борьбой с центральными властями, которые на самом деле редко в нее вмешивались. Эта была борьба кланов и представителей отдельных регионов республик, которые стремились занять высшие посты в государственном и партийном аппарате.

При становлении всех стран СНГ четко прослеживается тенденция, когда их лидеры стремятся к построению демократического государства. Для этого во всех без исключения государствах Содружества были приняты демократические конституции, введена многопартийная система.

Однако политическая система предполагает наличие институциональной инфраструктуры, которая позволяет строить взаимоотношения. Она представляет собой комплекс институтов и организаций, в совокупности составляющих политическую организацию общества. Государство же выступает основным институтом политической системы, которая включает в себя развитый бюрократический аппарат, функционирующий по определенным законам, а также партии, союзы и движения.

Политическая система призвана вырабатывать правила и следить за их выполнением, а также управлять и регулировать поведение отдельных групп и индивидов, решать задачу самосохранения. Это может осуществляться как через прямые законы, так и посредством косвенных методов. В ее задачу входит и корректировка стереотипов общественного сознания. В свою очередь, характер политической системы во многом определяется политическим поведением и политической культурой основной массы членов общества.

Становление и развитие государств Содружества поставило перед ними вопросы о выборе формы правления. Все бывшие республики, а ныне новые государства пошли по пути республики, которая сегодня является единственной формой правления в странах СНГ. На практике во всех новых государствах Содружества президент обладает исполнительной и распорядительной властью, издает нормативные акты, в том числе и те, которые подлежат законодательному регулированию.

Конституции стран Содружества провозглашают идею национальной государственности, и в той или иной мере отдается приоритет коренной нации — в вопросах государственного языка, традиций. Национальная идея как основа государственности получила закрепление в преамбуле многих конституций стран СНГ. Часть конституций содержит формулировку о национальной государственности коренной нации.

Из всех стран СНГ федеративной является только Россия. Важной чертой современного российского федерализма является формальное признание равноправия субъектов Федерации, что обусловлено равноправием народов. Федеративное устройство России направлено на сохранение государственной целостности, единства системы государственной власти, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектами, которые согласно Конституции РФ не являются суверенными государствами, хотя некоторые из них закрепили в своих конституциях это свойство. В создавшихся условиях представляется целесообразным компромиссный подход к проблеме переосмысления понятия “государственный суверенитет”. Применительно к составным частям Федерации речь может идти лишь об ограниченном суверенитете.

Все остальные страны СНГ, кроме России, являются унитарными государствами. Некоторые конституции, например таких государств, как Казахстан, Киргизия, включают соответствующие формулировки, прямо провозглашающие их унитарными государствами. Некоторые унитарные государства Содружества имеют в своем составе автономные образования. К примеру, это Азербайджан, Грузия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан, Украина. Наличие в этих государствах автономных образований не влияет на статус этих государств как унитарных.

Анализ и обобщение конституций стран СНГ позволяют выделить следующие элементы, составляющие основу государственного режима: государственная власть, в основе которой лежит народовластие, разделение властей, самостоятельность различных ветвей государственной власти и их взаимодействие, политический и идеологический плюрализм, политические права и свободы граждан, местное самоуправление.

В странах СНГ в силу своеобразия конкретной социально-экономической и политической ситуации юридические формы тяготеют к президентским формам правления, что в значительной мере определяется их прошлым. Следует отметить, что государственный режим в странах СНГ явление достаточно сложное, и дать однозначную оценку ему достаточно трудно. Страны Содружества создаются при переходе к рыночной экономике, под контролем и участии государства, что само по себе предполагает наличие сильной президентской власти.

Видимо, этим можно объяснить тот факт, что в настоящее время все без исключения страны Содружества имеют институт президентства, который призван был ускорить темпы социально-экономических реформ и укрепить систему государственной власти. Также в странах СНГ этот институт способствовал укреплению новой системы власти, ликвидации прежней системы управления.

Однако институт президентства с момента его введения в странах СНГ претерпел изменения. Первоначально он определялся законодательными актами, полномочия и круг обязанностей его менялись. Теперь правовой статус президента в странах Содружества определяется Конституцией.

В соответствии с национальными конституциями президенту отводится особое место в системе органов государственной власти. Президент является воплощением единства государства и государственной власти в целом, а не только одной из ее ветвей. Президент фактически занимает высшее место в иерархии государственных институтов.

Положение президента в системе органов государственной власти является определяющим для характеристики формы правления. Согласно конституциям прямо названы президентскими республиками Казахстан и Туркменистан. Однако полностью вопрос о форме правления можно прояснить только после рассмотрения таких вопросов, как полномочия президента, порядок его избрания, отношения и соотношения властных полномочий с парламентом и правительством.

В странах СНГ за время введения поста президента происходило усиление позиций института президентства. При этом надо отметить, что становление института президентства во всех без исключения странах Содружества шло достаточно сложно. Это связано во многом с тем, что одновременно происходила трансформация всех государственных органов, появлялся первый опыт сотрудничества законодательной, исполнительной и судебной властей.

После получения независимости на протяжении последних девяти лет страны СНГ активно строят рыночную экономику и демократические государства. Создание и закрепление демократических преобразований в обществе выражается, в частности, в проведении парламентских и президентских выборов.

Анализ социально-политической ситуации в странах Содружества[9] свидетельствуют сегодня о том, что демократия и выборы рассматриваются в государствах Содружества как фундаментальная ценность. Безусловно, это является положительным моментом в развитии политической системы стран СНГ, поскольку понимание данной необходимости является шагом вперед.

Между тем существуют определенные трудности, которые связаны с необходимостью реформирования целой группы общественных отношений. Очевидно, что сделать в короткие сроки (а девять лет для таких трансформаций не срок) подобное просто невозможно. Поэтому странам Содружества приходится опираться не только на демократические ценности западных стран, но и на веками накопленный опыт управле­ния и властных взаимоотношений.

В настоящее время страны СНГ проделали огромный путь по реформированию своих государственных систем. В них были приняты новые конституции, которые создали предпосылки для перехода к демократическому обществу и правовому государству, основанному на разделении властей. В одной части стран Содружества они принимались путем референдума. Это можно было наблюдать в России, Казахстане, Белоруссии, Азербайджане. В других странах СНГ конституции принимались парламентским путем. К этим странам относятся Туркменистан, Узбекистан, Украина, Киргизия.

Таким образом, анализируя направленность и характер политических реформ, можно сделать вывод, что эти страны движутся к декларируемой ими цели построения правового государства, и в дальнейшем это будет способствовать интеграции на постсоветском пространстве.

Теоретически возможны несколько сценариев развития событий в СНГ[10].

Первый, наиболее сложный путь – это движение к полной интеграции, т.е. к формированию экономического, политического и военного союза с участием всех или почти всех государств Содружества.

Здесь можно говорить и о полной экономической интеграции, дополненной многосторонним сотрудничеством в сферах внешней политики, обороны, внутренних дел и культуры, и о военно-политическом союзе.

Во-вторых, возможно развитие интеграции "на разных скоростях"[11]. Это принципиально иной вариант, исходящий из того, что дифференциация государств Содружества будет продолжаться, и они разделятся на группу участников интеграционного союза и группу стран, связанную с этим союзом и между собой различными формами многостороннего сотрудничества с различным числом участников, а также двустороннего сотрудничества. Эта схема развития действует прежде всего в сфере экономики, но может распространяться также на сферу внешней политики и обо­роны. В данном варианте не исключен выход некоторых государств из зоны притяжения России и Содружества в целом.

В-третьих, при очевидном доминировании межгосударственных отношений и очень ограниченном, если не минимальном, многостороннем сотрудничестве, основанном на отдельных конкретных соглашениях, охватывающих разное число участников. Выход некоторых государств из зоны СНГ еще более вероятен, чем в предыдущем сценарии.

В-четвертых, менее мирный ("цивилизованный") распад СНГ с окончательным переходом к системе двусторонних межгосударственных отношений. Многостороннее сотрудни­чество становится скорее исключением, чем правилом, и обычно охватывает несколько соседних государств, объединенных общими региональными интересами (Европейская часть СНГ, Закавказье, Средняя Азия), включая и те, что не входили в состав СССР или, став независимыми после его распада, не вошли в СНГ.

В настоящее время сложно говорить по какому пути развития пойдут отношения стран СНГ, все зависит прежде всего от экономических и политич
 
Форум » Тестовый раздел » МЭО » Интеграционные процессы в странах СНГ: пути и направления
Страница 1 из 11
Поиск: